ГлавнаяО КлубеКалендарьМероприятияНовостиРепортажиФотоОпытБиблиотекаСсылки

От Баренцева до Белого моря.
(«Лапландия’2003» — по следам легенды «Арктик Трофи»).

Мы прошли «Ладогу», но не успели полюбоваться природой. На Урале отгоняли неделю, но Урала, практически, так и не увидели. Можно подготовить достаточно сложную и красивую трассу по Кольскому полуострову, но только без секундомера?» — спросил меня по телефону в октябре 2002 года Николай Гриб из Минска, с которым мы познакомились на конференции АТК в Черноголовке. «Можно» — ответил я и с этого момента подготовка к 4х4 экспедиции «Лапландия’2003» началась…. Время все расставляет по своим местам. Прошли те годы, когда по всей России за год проходило меньше 5 крупных внедорожных событий. Сегодня джипер еще почешет репу, глядя в календарь АТК и решая, куда поехать. Джип спринты и триалы, трофи и гео рейды, марафоны и экспедиции — что выбрать? Дабы не было разочарований потом, желательно сразу определиться — «гонщик»
ты или «турист». Последнее название в среде «гонщиков» иногда носит пренебрежительный оттенок, но еще свежи в памяти примеры, когда на одной и той же трассе в «Арктик Трофи» «туристы» приезжали на финиш раньше «спортсменов». «Лапландия’2003» первоначально задумывалась, как трофи марафон. Но в силу сложившихся в Мурманской области обстоятельств Комитет по трофи рейдам без объяснения причин за месяц до старта вообще отказался визировать
Регламент. Пришлось убрать из программы все мало-мальски соревновательные моменты (о чем впоследствии нимало не пожалели) и провести экспедицию. Пролог, который предполагался как джип триал, состоялся в виде показательных
выступлений участников экспедиции на трассе джип триала — не хотелось лишать зрелища жителей Мончегорска, ведь экспедиция стартовала в День Металлурга, спонсорами выступили администрация г.Мончегорска и Кольская ГМК.

Продолжительность экспедиции: 12 дней.
Сроки проведения: 19-30 июля 2003 года.
Общая протяженность маршрута по Кольскому полуострову: 1780 км, (асфальт-840
км, грунты и off road-940 км).

1 день, 19 июля.
Старт. На центральной площади г.Мончегорска выстроилось 14 экипажей из Москвы, СПБ, Белоруссии, Мурманской области. Далее — все как обычно:музыка, приветствие представителей администрации, телевидение. В силу того, что празднование Дня Металлурга в городе, где каждый второй житель так или иначе связан с металлургией, началось уже накануне вечером и длилось
почти до утра (прекрасная погода, незаходящее солнце) — провожающие на площади были немногочисленны и выглядели уставшими. Но на трассу джип триала народу собралось изрядно. Пролог. Сухое жаркое лето, не совсем характерное для Кольского полуострова, поубавило грязи на трассе джип триала и подсушило болото. Камни, слава Богу, никуда не делись. Зрителей слегка разочаровало отсутствие привычной острой борьбы на трассе, но пролог — это всего лишь пролог. Выступило 9 экипажей. Все
гости издалека были предельно осторожны — обидно приехать за пару тысяч километров и «убить» машину перед выходом на реальное бездорожье. В этом отношении местным участникам всегда проще. В брод через реку Мончу пошло 9 машин. Экипажи «Нивы», «УАЗа-3160» и «Шевроле блейзера» предусмотрительно решили не рисковать. Несмотря на сильное течение, глубину и крупные камни на дне — с бродом самостоятельно справились практически все экипажи. Но в глазах приезжих участников уже появляется первое удивление — на среднюю полосу России бездорожье не похоже, однако. Маршрут в районе Мончегорска — Оленегорска никаких сложностей изначально не сулил. Тем более, что Мончегорские ребята проходили здесь всего месяц
назад, следы на грязи еще не просохли. Слева озеро, справа болота и сопки, едем вперед, заблудиться невозможно. Поэтому картография изначально не предполагалась. НО!!! В жизни всегда есть место подвигу, и на прохождение 35 километрового участка удалось затратить вместо 24 часов целых 48 с приключениями по полной программе.

2 день, 20 июля.
Ночные блуждания по мертвому лесу, сожженному сернистым газом «Североникеля», утопление Мончегорцами машин в броде, точно там же, где и месяц назад. Опять штурманы ножками поленились пройти. Так вот они какие, грабли джипера!
Нескольким машинам к утру удается пробиться в лагерь и приступить к отдыху, в то время как на трассе происходит замена шруса на Белорусской «буханке» и эвакуация убитого Мончегорского УАЗа. В результате ГАЗ-66-автобус за шесть часов выполнения эвакуационных работ сначала пробил, а затем смял правый бак, погнул оба кардана, а сливную пробку раздатки просто размазало
по картеру. Все эти подвиги — на фоне одуряющей влажной жары, характерной больше для джунглей, чем для Арктики. Даже для комаров и мошки погода оказалась нелетной. Вечер ушел на ремонты.

3 день, 21 июля.
По плану — брод через р.Печа, возложение цветов на месте гибели Е.Ведерникова и С,Щербовича, но задержка на маршруте заставила, к сожалению, от брода отказаться. С утра вручаем дипломы Мончегорским экипажам, которые не идут на дальнейший маршрут. По 10 километрам болотно-каменного триала, который когда-то назывался лесовозной дорогой, через магнетитовый карьер выходим на асфальт. Теперь — на Север, к Баренцеву морю. На полный маршрут экспедиции пошло 9 экипажей
и ГАЗ-66-автобус. Минуем Мурманск и Колу. Сворачиваем к мемориалу в Долине Славы (после войны называлась Долиной Смерти), где осенью 1941 года были остановлены немецкие войска, рвущиеся к Мурманску. Пограничный пост в Титовке. Все списки на проезд в погран.зону были согласованы заранее, но, незадолго до старта экспедиции, наверху сменились правила игры. Теперь въехать в погран.зону могут только граждане России и Белоруссии. На согласование въезда граждан Украины (в количестве 1 человека среди участников экспедиции) затратили больше часа, но вопрос все же решили. Заночевали рядом с живописным
водопадом. Один из московских экипажей решил посвятить ночь замене выжимного, который забыли набить смазкой еще перед выездом, в Москве. Посвящение состоялось.

4 день, 22 июля.
С утра движемся по высокому берегу вдоль реки Титовки, поднимаемся на хребет Муста Тунтури. Суровые, по-своему красивые пейзажи. Короткие остановки превращаются просто в какое-то массовое фото-сафари, приходится поторапливать участников, чтобы хотя бы попытаться войти в намеченный планом график движения. Спускаемся к Баренцеву морю, движемся по полуострову Среднему. Воинские захоронения, памятники, с варварски сбитыми латунными табличками и звездами, 4 утопленных в земле башни 151 миллиметровых орудий — заброшенная береговая батарея времен войны.
На обед останавливаемся у древнего саамского капища под названием «Два Брата». Возле этих многометровых каменных останцев, стоящих между высоким берегом и морем на полуострове Средний, саамский народ многие века приносил жертвы своим духам. За обедом досрочно съедаем торт, предназначенный для Алены Рагуцкой, у которой через два дня день рождения. После трех
дней езды по бездорожью в УАЗике бисквитный тортик с розочками по форме стал напоминать колобок. Решили не рисковать, наблюдая за его дальнейшей трансформацией. Проезжая мимо пограничной заставы останавливаемся, и, пользуясь случаем, производим сварные работы на московской «Тойоте». Въезд на полуостров Рыбачий ознаменовался застучавшим двигателем на УАЗе из Заполярного. Честно говоря, многие участники последние несколько дней уже начали заключать пари — дотянет этот двигатель до вечера, или нет. Свершилось, наконец, застучал. И все сразу успокоились. Решено бросить машину на пустынном перекрестке военных дорог среди голых плоских сопок, возвращаться будем по этой же дороге. Заночевали недалеко от Баренцева моря на берегу бухты Скорбеевской. Лагерь разбивали под начинающейся грозой, что резко ускорило установку палаток.
Вскоре в офисной палатке под шум дождя, громы и молнии началось празднование дня рождения Николая Гриба. По ходу дела именинник сознался, что впервые в жизни отмечает день рождения на берегу Северного Ледовитого Океана. На Севере, среди грозовых туч, просматривались багровые проблески незаходящего солнца. От места нашего бивуака до Северного полюса всего около тысячи километров, это меньше, чем дорога домой многим участникам.

5 день, 23 июля.
Дневка на берегу океана. Кто-то просто валяется на берегу, глядя вдаль, кто-то ловит в ручье форель, кто-то бродит по берегу, осматривая укрепления времен войны, кто-то моется и стирает одежду в речке Скорбеевке. Прекрасная погода наводит самых горячих парней на мысль о купании в Баренцевом море. Сказано — сделано. Вода в речке +14, в море +12. В ходе купания устраиваются заплывы вверх по течению, а так же сплав тел по речке в море. Как выяснилось позже — в эти же дни на южном берегу Крыма было холодно, шли дожди, и никто не купался.

6 день, 24 июля.
С погодой пока просто катастрофически везет! За все экспедиции предыдущих лет такая стабильно теплая и солнечная погода выдается впервые. С утра собираем лагерь, тщательно (и так после каждой ночевки) убирая за собой мусор — в следующей экспедиции неприятно будет заночевать на помоечке. На обратном пути забираем «убитый» УАЗик и уходим на Юг.
Без проблем проходим пограничный пост, на котором стоит МТЛБ, полный вооруженных бойцов. Как выяснилось, командир заставы использовал движение нашей колонны как повод для учебной тревоги. В лучах низкого солнца поднимаемся на хребет
Муста Тунтури, спускаемся на материк и сворачиваем на Запад, на немецкие фронтовые дороги. Наличие на буксире у ГАЗ-66 убитого УАЗика заставляет отказаться от ухода вглубь немецкой обороны — в районе Печенги при форсировании последнего болота в прошлом году и живым-то машинам досталось по полной программе. Опять бросаем УАЗ до утра и уходим на Север, под
хребет Муста Тунтури. При виде качества немецких фронтовых дорог, построенных немцами среди сопок и болот всего за два года войны и безо всякого ухода сохранившихся почти в идеальном состоянии до наших дней просто «срывает крышу». Так не бывает!!! Но мы по всему этому едем. Едем прямо на низкое незаходящее солнце. День выдался длинным, народ устал, и велик был соблазн отложить восхождение на вершину хребта и осмотр линии фронта на завтра. Но, памятуя, что в прошлом году нам так и не удалось совершить восхождение по причине внезапно начавшегося дождя — решили не рисковать. В час ночи наше упорство было вознаграждено видом совершенно фантастического пейзажа, освещенного незаходящим солнцем, который открылся с вершины хребта. Каждый раз, когда стоишь у мемориальной доски на вершине, на линии немецкой обороны, оборудованной блиндажами и ходами сообщений в полный рост, пробитыми в скале, смотришь на расположенные ниже по склону брустверы советских позиций,
ловишь себя на мысли, что здесь воевать и летом то невозможно, а про зиму даже думать не хочется. Недавно по каналу «Дискавери» прошел сюжет о войне на Севере и диктор постоянно повторял, как тяжело пришлось на Кольском полуострове отборным частям горных егерей, что в процентном соотношении потери у немцев были больше, чем на Юге России. Снимаешь шапку перед нашими бойцами, выстоявшим здесь 4 года и сбросившим отборные горно-егерские части с хребта в октябре 1944 года. Уставшие до предела возвращаемся в лагерь, на скорую руку ужинаем, попутно отмечая день рождения Алены Рагуцкой. Алена, связавшись с джиперами, уже второй раз отмечает день рождения на берегу Баренцева моря, но на этот раз уже в качестве штурмана на своей «Ниве». По поводу отбоя дважды повторять не пришлось.

7 день, 25 июля.
После Муста Тунтури снова возвращаемся в Титовку, на асфальт. Отсюда ребятам из Заполярного до дома всего 50 километров на буксире, остальным участникам — 260 километров асфальта до Ревды, куда без проблем добираемся к 9 вечера. К большому удовольствию участников удается договориться насчет бани. Ночуем в предгорьях Ловозерья, на берегу ручья, в традиционном месте бивуака Арктик Трофи.


8 день
, 26 июля.
Солнечное утро, облака не закрывают вершины гор — идеальная погода для прохождения этапа по четырем километровым вершинам Ловозерья. В горы идут два Московских и два Белорусских экипажа в сопровождении ГАЗ-66-автобуса. «Ниве» и УАЗу-3160 на 4 вершинах делать нечего, они поднимутся только на первую, Аллуайв, 1050м над уровнем моря. Затем они спустятся в предгорья, на участок, который в Арктик Трофи получил название 1000 ручьев. Экипажам двух стандартных машин хватит адреналина и в каменистых бродах. Место ночевки и встречи с остальными участниками обозначено на карте. На вершины гор я поднимаюсь уже больше 10 лет, сначала на мотоцикле, потом на ГАЗ-66, каждое лето раз до 15, но каждый раз — это что-то новое. Может быть просто поддаюсь восторгу участников, впервые ведущих свои джипы по каменному триалу длиной 20 км по вершинам гор. Максимум адреналина, как всегда, на спуске с горы Сенгисчорр в ущелье ручья Тавайок. Никакие фото и видеосъемки не в состоянии передать крутизну спуска, когда машины с заблокированными тормозами время от времени неуправляемо стаскивает
вниз по сыпучей морене. Просматривая осенью фотографии решил, что в следующем сезоне на стенке пассажирского салона ГАЗ-66-автобуса подвешу креномер, чтобы по прибору можно было заснять, под какими углами приходится спускаться
или карабкаться вверх. Ближе к концу спуска на камнях разворачивает почти поперек склона «буханку» Николая Гриба, левое заднее колесо зависает в полуметре от земли, из горловины бака достаточно активно льется бензин — не держит пробочка. Вот оно когда все выясняется! «Ребята, только не курите сзади!» — кричит Николай, наконец-то двинувшись вниз. Я же ему в душе желаю не заискрить редуктором моста по камню. На дне глубокого ущелья весело журчит ручей Тавайок с прозрачной ледяной
водой. В высокой траве прячутся камни, заставляя предельно внимательно относиться к рулежке. Болота подсохли, но несколько раз машины все же проваливаются, разматываем лебедки. Справа и слева от нас на склонах ущелья стоят невысокие деревья, изуродованные сходящими зимой снежными лавинами. Участок 1000 ручьев после гор кажется просто асфальтом, но на засаду все
же нарвались. В броде через ручей с разрушенным мостом ГАЗ-66 поймал в левое переднее колесо кованную железную скобу. Навалились скопом, колесо поменяли за считанные минуты, ведь до места бивуака оставалось не больше 5 километров, а все давно уже мечтают об ужине.

9 день, 27 июля.
Утро
снова солнечное, что радует. Побудку с помощью пионерского горна участникам устроили ребята из Мончегорска, которые решили в выходные на пару дней присоединиться к экспедиции. Накануне вечером у костра было решено немного изменить маршрут и заехать в центр Хибинского горного массива на базу МЧС Куэльпорр, так как из приезжих участников никто раньше в Хибинах не был, за исключением Николая Починка, который уже не раз катался в Кировске на горных лыжах. Погода отличная, Хибины открылись ребятам во всем своем великолепии. На базе МЧС традиционно просим истопить баньку и вечером народ периодически вываливается из парной в ледяную воду горной речки Кунийок.

10 день, 28 июля.
В клочьях утреннего тумана, который легкий ветерок медленно гонит вдоль по горной долине острый зуб горы Куэльпорр навевает участникам мысли о Фудзияме. После завтрака — поездка на броды озера Гольцового, изрядно обмелевшие в это жаркое и сухое лето. Купание с прыжками в воду прямо с капота УАЗика, поездка на водопад, возвращение в Кировск по дороге, вьющейся по дну ущелья. 250 километровый асфальтовый перегон из Кировска в Умбу запомнился участникам отличными шашлыками в кафе на трассе возле города Полярные Зори. Уже ближе к полуночи, когда по старой дороге вдоль берега моря подъезжали к мысу
Корабль, между лесом и морем увидели часовню, построенную совсем недавно. Внутри — образа, свечи, кружка для пожертвований. Остановились, кое-кто из ребят поставил свечи. Кругом — ни души, только море и лес. Позже, в Варзуге, нам рассказали, что это часовня Неизвестного Инока и с этим местом связана древняя легенда. Лагерь разбили на высоком берегу возле Лодочного
ручья. После ужина и прогулок по берегу моря угомонились только к 4 утра, что в условиях Полярного дня уже стало входить в привычку.

11 день, 29 июля.
Побудку нам устроила в 10 утра команда из «Swedish Expedition Society», прибывшая на 6 джипах. Встреча не была неожиданностью, так как шведы еще в июне обратились в АМТК «Аллуайв» с просьбой подготовить для них маршрут по Кольскому полуострову. Разговор начался сходу, не было времени даже сбегать на ручей умыться. Когда я спросонья водил по карте пальцем, описывая дороги, которые ожидали шведов в ближайшие три дня, вокруг постоянно крутилась пара ребят с профессиональными
видеокамерами. «Вообще-то ты сейчас даешь интервью шведскому телевидению» — обрадовал меня Олег Барташ, который сопровождал шведов из Умбы в Ревду. Вскоре наша колонна из 7 джипов и ГАЗ-66 уже продвигалась вдоль берега моря по старой дороге, проходящей мимо заброшенных лет 60 назад поморских изб. Было взято на абордаж суденышко браконьеров, уже несколько лет лежащее недалеко от берега в одной из бухт. 15 километровая гонка по отливу до устья реки Варзуги традиционно разогрела участников, так же традиционно поразила самая северная в мире песчаная пустыня и деревня Кузомень, затерянная
в песках. Успенская церковь в селе Варзуга закрыта на реставрацию, но по нашей просьбе открыли церковь 19 века, где мы осмотрели убранство и поставили свечи, каждый за что-то свое. На площади перед церквями пару лет назад срубили
новую колокольню. Большая, угловатая, больше похожая на сторожевую башню, она совсем не гармонирует с церквями, плюс ко всему, не сориентирована по сторонам света. На наших джипах есть 4 лебедки, плюс 6-тонная механическая на ГАЗ-66. Ребята сразу предлагают зацепить колокольню за углы и развернуть, чтобы стояла правильно, или просто оттащить из кадра.

12 день, 30 июля.
В последний день экспедиции устраиваем дневку на мысу Корабль. Некоторые экипажи усиленно крутят гайки, готовясь в обратный путь домой, основная часть народа идет осматривать аметистовые жилы. Поначалу никто толком не понимает, что и как надо смотреть, но вот найдены первые по настоящему красивые кристаллы и начинается настоящая аметистовая лихорадка.
На пути в лагерь карманы у ребят оттянуты аметистами почти до колен. Финальный костер — это всегда немного грустно. Экспедиция позади. Построение у костра, всем экипажам вручены памятные сувениры, всем участникам — памятные
дипломы. В момент, когда уже пора закрывать официальную часть, с ответным словом выступают участники и вручают организаторам ответные сувениры, в основном — кое-что из джиперского снаряжения. Это как-то неожиданно
и приятно. Впервые. Похоже, что экспедиция удалась. Гвоздем застолья традиционно становится уха из семги, ведра едва-едва хватает на всех. Основное мнение о прошедшей экспедиции у всех участников, практически, одно — каждый день — смена ландшафтов и типов бездорожья, усталость и отличное общение возле общего костра при незаходящем Полярном солнце (временами в ущерб сну), хорошие впечатления и совсем немного комаров. Ну а Белорусские экипажи пришли к заключению, что по каменным триалам они выполнили свою норму лет на 10 вперед.

Константин КУШНИР, АМТК «Аллуайв»

Банеры Белорусского Клуба 4х4
Фотоальбом